18:40 

ветер крепчает
28.04.2011 в 22:15
Пишет Леди Безумие:

Ближе к свету.
У меня бывают такие заскоки - увижу арт и меня тянет что-то написать. Ниженаписанное не является отрывком из какого-то моего "произведения" или чего-то подобного. Просто получилось так, что написала какой-то отрывок из несуществующей истории. Чувствую, что отрывки подобные этому не раз напишуться. А, может быть, сложаться однажды в единную историю. Но загадывать не будем. Не исключенны глупые ошибки. Если есть - подправте. Я просто очень невнимательна.)
По арту(автора к сожалению не запомнила, но, кажется, в названии файла ник написан):


читать дальше



URL записи

@темы: записки бумагомарателя

URL
Комментарии
2012-03-08 в 15:41 

Chiisai Hotaru
Что, если где-то там, далеко-далеко, на неизвестной нам планете, тоже кто-то сидит и по ночам смотрит на далёкую-далёкую звёздочку по имени Солнце?
Я не знала, сколько дней мы уже пробыли в этих дебрях. Немыслимых, пышных и обильных зарослях, которым не было конца. Оставалось только впасть в отчаяние и беззвучно плакать, пока не придет какой-нибудь хищный зверь и не слопает тебя. И даже не почувствует ничего: ни жалости, ни сочувствия. Прекрасных мест в этом необычно диком лесу было полным-полно. Это при условии, если ты хочешь умереть красиво, а не в бегах от очередного ужасного монстра, который может появиться чуть ли не из пустоты. Я бы давно уже приговорила себя к «красивой смерти» в виде пищи, например, хотя бы для химеры. Только я не знаю, может, они тут вообще не водятся? По крайней мере, надеюсь, нам не предстоит с этим столкнуться. Сирен с меня хватило! Достаточно! Да и других тоже. Так вот, умереть мне не давал мой дорогой спутник - Матвей. Благодаря этому парню я достойно держусь и уживаюсь со всем этим ужасом. Даже не представляю, что бы было, если бы я бродила здесь одна. Это ужасно!
В душе я верила, что все это кончится. Разобьется в один прекрасный день на мелкие осколки, как разбивается стекло окна, когда в него со всей силы кидаешь этак пару кирпичей. На пол полетят остатки разбитого стекла, а я проснусь в своей квартирке. Маленькой, уютной и такой родной. Но каждый раз, когда я просыпалась в страхе, не собирается ли меня кто съесть, обнаруживала себя там же, в ужасном и сером лесу. Но все равно наивно, словно ребенок, не переставала верить, что однажды все это закончится. В самой ужасной ситуации мы склонны верить в любое чудо. Не знаю, как к другим, но ко мне это относится, бесспорно.
Я уже, кажется, забыла солнце, его нежные лучики, так мягко касающиеся кожи, освещающие путь. Но это я, скорее всего, преувеличиваю. От безысходности и ужаса, которые охватывают меня, окутывают, словно темный дым, я в нем задыхаюсь, пытаюсь отыскать хоть лучик надежды. Безнадежно. Я так устала. И мой спутник тоже. Однако он не подает вида, так бодр и энергичен. Матвей знает меня хорошо, поэтому не хочет показывать, что ему тоже не в радость проходить все эти испытания. Как мы здесь оказались? Что от нас требуется, черт подери?!
Я смотрю на крепкую спину Матвея и уверенно, пробираясь сквозь заросли, иду за ним. Мой шаг тверд, по лицу можно сказать, что я готова на все. Но никто не догадается, что меня сейчас до костей пробирает страх, в голове немыслимый поток каких-то слов, которые даже не складываются в предложения. Широкоплечий Матвей, не оборачиваясь, идет вперед. Я за ним. Неожиданно он поворачивается ко мне и улыбается. Победно, будто открыл что-то необычное. Хотя, пожалуй, да. Можно действительно стать знаменитым хотя бы потому, что открыл это место, где едва ли ступала нога нормального человека. Я непонимающе на него смотрю. Матвей отводит в сторону листву огромных деревьев, которые под тяжелым своим весом склонились к земле. В глаза бьёт ослепительный свет. От непривычки я жмурюсь и отворачиваю голову. Когда же глаза привыкают к свету, смотрю в тот промежуток, который открыл Матвей.
Это похоже на портал в совершенно другой мир. Путь к небу! Какой-то Рай, до которого упорно идешь месяцами, веришь в его существование, доброту, прекрасный мир. Из щели меж двух огромных гор выглядывают лучи солнца, под ними вода игриво блестит. Я прорываюсь через заросли и падаю на колени. Пусть это и не значит, что я вернусь домой, прямо сейчас, непременно. Просто чувствую, что вырвалась на свободу. Вот! Сию минуту вырастут крылья, и я помчусь вперед, к солнцу. Будто чувствую себя живой. Там – в лесу – я гнила, разлагалась, как труп в гробу. Гнила душой. Еще чуть-чуть и истерика. Тихая, безумная. А сейчас – свобода. Холодный камень под моими ногами. Такая свежесть. В той «тюрьме» из зарослей было то неожиданно душно, казалось, что еще немного - и задохнешься из-за нехватки воздуха. А иногда - сыро и мокро. Сейчас же чувствуется какая-то удовлетворенность. Что-то среднее: и вроде прохладное, но нежно согретое солнцем. Я жадно вдыхаю свежий воздух, словно боясь, что его у меня каким-нибудь образом заберут.
На подгибающихся ногах я подошла к небольшой речке, совсем неглубокой, которая выходила из расщелины и стекала небольшим и почти бесшумным водопадом. Опустилась на колени и промыла лицо водой. Какое это было наслаждение! Я будто смывала с себя всю грязь леса! Весь этот ужас, который противной пылью лежал на мне, сейчас уходил, медленно, но верно.
Матвей неспеша прохаживался, так же жадно разглядывая это чудесное место, вдыхая свежий воздух и все еще щурясь от лучей уходящего солнца. И тут мне пришло в голову: а вдруг ночью здесь так же ужасно, как и в лесу? Но сразу одернула себя: да что может случиться? Наслаждайся, дурёха!
И все-таки… сейчас у нас тихий, мирный перерыв, но что ждет впереди? Я постаралась не заглядывать вдаль нитей происшествий. Кто я, чтобы предсказывать или хотя бы предполагать, что там будет. Я лишь шахматная фигура в их игре. И кто выиграет - меня не интересовало. Я была заинтересована только в сохранении своей жизни и жизни Матвея.

     

Take a Break

главная